haron2010


haron2010

Свобода - осознанная необходимость. Спиноза.


Previous Entry Share Next Entry
Безнадежные больные?
haron2010

Начну издалека.

Пожалуй, все знают среди мед. работников людей, которые как минимум жестоки, и легко могут говорить пациенту, насколько он неизлечим, почти смакуя это. Описывается, как и почему он заболел, как протекает его заболевание, что ждет его в будущем, отдельно несколько раз подчеркивается, что это заболевание неизлечимо, и пациенту буквально негде искать помощи, и поэтому лучше вообще не обращаться за помощью, не тратить свои нервы и нервы врачей.
Такие разговоры бывают в случае, если вообще врачи имеют достаточно времени (а иногда и желания) говорить с пациентом. Если нет времени, то разговор гораздо более короткий, но не менее жестокий.
О мед. сестрах и речи нет – из их уст всё звучит менее глубоко, но более окончательно и безапелляционно. Это объясняется неглубоким знанием патологии и возможных вариантов развития событий, а знание их ограничено собственным опытом.

Говоря обо всём этом, я прежде всего говорю о горячо любимой мной неврологии. В других специальностях, скорее всего, всё то же, хотя возможны и исключения.

Самая частая патология в неврологии сейчас – это т.н. остеохондроз и ЦВБ в виде ХИГМ (или ДЭП) и ОНМК разных видов. Дальше я буду говорить об ОНМК, но мои слова не ограничиваются только лишь инсультом и его последствиями. Почти любое неврологическое заболевание можно подвести под мои нижеследующие слова, лишь слегка изменив термины и методики.

Обычно людей с ОНМК после собственно катастрофы («сосудистая катастрофа» – это такое художественно точное определение инсульта) направляют на реабилитацию. Обычно – это в моём идеальном мире, в реальном – всё далеко не так. Но пускай. Итак, произошел инсульт, и людей уже на этом этапе делят на тех, кто обладает высоким и низким «реабилитационным потенциалом». Первых как раз охотней направляют на разные программы реабилитации. Т.о. вторую группу уже отсекают от получения возможности восстанавливать утраченные функции, необходимые навыки хотя бы для облегчения ухода за ними. Официальная медицина говорит о том, что чем меньше времени прошло от инсульта, тем более высокий реабилитационный потенциал у пациента, но в целом улучшение продолжается первые 2 года, а затем пациент вроде как выходит на некое «плато» состояния, т. е. реабилитация имеет низкую эффективность. С этого времени реабилитация с участием медиков фактически прекращается.
Вернемся ко второй группе, с низким реабилитационным потенциалом. Их путь и того короче. Их реабилитация по факту прекращается на первых месяцах, а чаще неделях после инсульта. Ведь считается, что они уже почти сразу выходят на то самое треклятое «плато» состояния.
В реальном мире на реабилитацию направляют далеко не всех, кого можно было бы.

В итоге мы видим картину маслом – люди остаются со своими медицинскими проблемами буквально один на один, и хорошо, если помогают родственники.

Лично я всегда считал, что не бывает таких «плато» состояния пациента, когда ему невозможно помочь. Коллеги надо мной громче или тише хихикали, т.к. они-то точно знали, что после двух лет реабилитации эффективность её очень низкая, и пациенту ничем не помочь. Раз за разом, когда я встречал пациентов, которые с моим участием или без него, или по рекомендации других врачей занимались дома и получали результат, я показывал это коллегам со словами «Ну, вот, вы видите?!» На это получал ответ фразой из серии, что исключение подтверждает правило (никогда не понимал этой «мудрости»).

Но недавно на одной из конференций я увидел и услышал человека известного среди неврологов и реабилитологов всего мира, который говорил буквально моими словами, озвучивал мои мысли. Разница была только в том, что он связал с такими пациентами свою жизнь, помогая им, и имел уже вполне определенные результаты своей работы.

Основной посыл его был таков, что «Плато нет» (я невольно вспоминаю фразу из Матрицы «ложки нет»), а есть малый эффект от упражнений, и что нужна само(!)реабилитация. И доказывая свои слова, он показывал результаты занятий с людьми, у которых давность инсульта была до 10 лет, с людьми с ДЦП, и др. видами спастичности (пока речь только о ней и о парезах). Даже через такое время после катастрофы за 1-2-3 года работы удавалось достичь действительно значимых результатов. Люди, которые не могли пользоваться ложкой, кружкой, зубной щеткой, не могли причесываться – они научались всё это делать, они начинали играть на гитаре, они начинали делать то, что им нравится, а ведь это основная цель – научить делать то, чего просит душа, что нужно, чтобы чувствовать себя человеком – творческим Человеком.

Приводил характерный пример.[Два примера]Даты я точно не помню, только периоды, поэтому условно – у женщины 55 лет ОНМК, гемипарез справа, в руке до плегии, - произошел (напоминаю – условно) 1 января 2005 года. К нему на прием она попала летом 2006 года. С самого начала её врачи говорили, что потенциал реабилитации очень низкий, и она никогда не сможет двигать своей рукой. Действительно, считается, что при длительно сохраняющемся глубоком парезе (это слабость по-медицински) эффект от реабилитации очень низкий. Докладчик показывает видео – в руке нет движений совершенно, но есть минимальные движения за счет лопатки. Он дал ей рекомендации по упражнениям и обязал вести дневник. Через 4 месяца она пришла к нему без дневника, упражнение не делала, рука также не двигается. Он её наругал, как ругает неисполнительного пациента врач, повторил рекомендации. Она пришла через 8 месяцев, ничего не делала. На видео – всё то же – движений минимум. Она ещё раз пришла к нему через 8 месяцев, дневник не вела, упражнений не делала. Показывает нам видео – без изменений. На этот раз сообщил, что нет смысла к нему ходить, если не делает ничего, и что без дневника может больше не приходить.
Пациентка появилась через 3 месяца (т.е. через 3,5 года после инсульта), с дневником, упражнения делала. Он показывает нам видео, а на нем пациентка, которая может согнуть руку в локте. Показывает видео через 3 года – пациентка свободно поднимает пораженную руку вверх, и может выполнять ей более или менее сложные действия. То есть она буквально вернулась к жизни с двумя руками.

Менее показательный пример.
Пациент возраста 60+. Точно так же гемипарез, поза Вернике-Манна, делает полукруг ногой, ботулотоксин не убирает нарушения походки. Проблема в том, что сила тыльного сгибания стопы ( т.е. поднятие носочка вверх) равна 0, т.е. никаких движений. Поэтому при ходьбе стопа падает вниз, он цепляется ей за пол, выступы, и легче делать полукруг ногой, и скорость ходьбы и устойчивость резко снижаются. Показывает видео этого же пациента через 3 года. Стопа стала подниматься на 10-20 градусов. А ведь нам больше-то и не нужно, чтобы приподнять стопу при ходьбе. Пациент стал ровнее ходить, и субъективно уверенность при ходьбе увеличилась.


Приведенные мной примеры иллюстрируют известные пословицы и поговорки «Терпение и труд всё перетрут», «Спасение утопающих – дело самих утопающих», «Никто кроме нас», «Никогда не сдавайся» и пр.
Но с медицинской, социальной точки зрения эти примеры показывают, что безнадежных пациентов нет. Что заниматься пациентами, С пациентами – обязательно нужно. Это не отнимает много времени, т.к. контроль результатов – не чаще 1 раза в месяц, а то и реже (я выше говорил про 1-2 раза в год). А пациентов отправляют в свободное плавание. И, повторюсь, хорошо, если родственники, как принято говорить, адекватные. Хорошо, если у пациента нет депрессии и пр. А если всё наоборот, то картина удручающая, а ведь после инсультов люди живут порой десятки лет. Даже если меньше, эти годы превращаются в муку для самих пациентов, для их родственников. А для мед. работников такие пациенты становятся укором за бездействие, которого они, чаще всего, не могут преодолеть из-за элементарной нехватки времени.

Зная всё это, я, когда слушал его, не видел никого, кроме как буквально певца гуманизма в медицине. Его посыл прост – пациентов, которым невозможно никак помочь, нет. Остальное – нежелание что-то делать со стороны пациента, родственников или системы здравоохранения. Причем сейчас это нежелание оформлено на самом высоком уровне, а на местах ещё даже преувеличивается, т.к. ездить к пациенту, который «считается» безнадежным, нет желания, потому что никто не верит в результат.



Отступая от инсультной тематики, я свободно переношу свои слова про необходимость занятий, само(!)реабилитацией и на другие болезни. Рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, полинейропатии, миопатии, и др – всё это течет легче, если выполнение квалифицированных рекомендаций и самоконтроль, самореабилитация будут выполняться.

В общем, всем своим текстом я хотел сказать главное: необходимо делать систему здравоохранения, которая основана на гуманистическом отношении к человеку.


promo haron2010 february 5, 2015 23:02 9
Buy for 50 tokens
Роза пахнет розой, Хоть розой назови ее, хоть нет. У. Шекспир, "Ромео и Джульетта" Ещё недавно я писал о том, что ректор КемГУКИ солгала по сути, не солгав по форме, и о том, что центр толерантности в Кемерово был экстренно переименован из "Центра Толерантности и межкультурных…

  • 1
"главное: необходимо делать систему здравоохранения, которая основана на гуманистическом отношении к человеку"

Да кто бы спорил. :) Вопрос ведь как всегда стоит в том кто это будет делать и за счёт каких ресурсов.

это я в следующий раз решил осветить.
если вкратце, то чем больше мы вкладываем в пациента реабилитацией, тем меньше трубуется потом.

Я о том, что у нас же главным трендом в медицине сейчас является перевод её на коммерческие рельсы, что не предполагает гуманистических отношений вообще. Главным результатом должна стать прибыль.
А для того чтобы это переломить должен быть субъект обладающий политической волей. Есть ли такой субъект сейчас в отечественной медицине? Или хотя бы есть ли предпосылки для его создания? Или весь гуманизм исчерпывается двумя-тремя неравноудшными врачами?

общий тренд сейчас...да, антигуманистический. Деньги.
Но если говорить о том, что можно выжать из системы сейчас, то для экономистов от медицины есть сюрприз.

Ну тогда буду ждать продолжения :)

"необходимо делать систему здравоохранения, которая основана на гуманистическом отношении к человеку" - присоединяюсь к предыдущему комментатору. медицина превращается просто на глазах в нечто бездушное и жестокое

В сферу услуг, то есть

  • 1
?

Log in

No account? Create an account